BT — Ima. История прогрессив транс альбома и каждого трека

Георг Палладьев

BT — Ima. История прогрессив транс альбома и каждого трека

Несколько лет назад пластинке Брайана Трансо Ima исполнилось 20 лет. Какие-то отголоски будут звучать в последующем ESCM, но к такой эпичности автор не вернется, «Има» действительно была отражением времени. Какое время — такая и музыка. Ima звучит как совмещение возрожденной в начале девяностых этники нью эйджа с передовым звучанием хаус- и транс-музыки. Британской, хотя сам Брайан из Штатов. «Има» подкупает наивностью и радостью жизни. Вот уж точно японское название сейчас дается как заявление — музыка сейчас звучит так. И в ‘94–95 годах это был действительно край.

Но этот край разглядели не в своем отечестве — одна из ранних пластинок BT — Embracing the future, которая вышла в ’93 году, попала уже тогда иконе британского прогрессив хаус движения диджею Саше. Он потом сделает свою версию — это будет прологом к 40-минутному трипу, который попадет во все издания «Имы». Саша объяснил Брайану, который до этого безуспешно делил в Мэриленде деньги с дуэтом Deep Dish за свои партии в совместных записях, как Embracing the future и несколько других пластинок Трансо заводят публику в Британии. Саша и Гай Олдхамс привезли его на английскую землю.

«После выпуска Embracing the future для лейбла MusicNow мне позвонил Саша. Я не знал тогда кто он такой, но я был невероятно впечатлен тем фактом, что по ту сторону линии говорили с английским акцентом! Я помню, как он мне сказал: „Музыка, которую ты делаешь, очень важна для людей, которые живут здесь“. Страшно круто было осознавать это. Потом Саша купил мне билет на самолет в Британию и я подписал контракт с Perfecto».
Делам не мечтать что посильно мечтам, время есть древо (а жизнь — листок), но любовь это небо и я с тобой так давно и с давних пор» Эдвард Каммингс (перевод Яна Пробштейна). Из буклета альбома
BT, 1995

BT: «Это забавная история, на самом деле — мы сидели у Саши в студии и там я встретил Спенсера — заведующего репертуаром на лейбле Окенфолда. Я проиграл ему несколько своих вещей — Divinity, Loving you more — и он говорит: „Слушай, ты можешь зайти к нам завтра в офис? Я думаю, остальным тоже будет интересно послушать“. „Да, конечно, с удовольствием“. И вот я пришел к ним на следующий день, встречаю Спенсера в фойе, мы поднимаемся в конференц-зал, он заполняется людьми, вот и президент лейбла подошел. И Спенсер спрашивает за пленки. „А я и не принес никаких пленок, — говорю ему. — У меня вот гитара акустическая с собой; я думал, что смогу спеть и сыграть несколько песен так“. В глазах Спенсера было заметно благоговение перед приходом Окенфолда. Они выключили все свои телефоны и я сыграл им десять песен. Окенфолд подошел и сказал: „Чувак, мы не особо понимаем, что делаешь, но мы хотим быть частью всего этого“».

Окенфолд заинтересован в издании дебютника Трансо на лейбле Perfecto. Наконец-то все начинает складываться. Потому что еще пять лет назад девятнадцатилетний Брайан сначала бросил колледж в Беркли, а потом улетел вместе с девушкой покорять Лос-Анджелес. Как потом заметит интервьюер: «занимался тем, что делал каждый хороший артист — страдал». Заваривал чай в студиях, обходил лейблы и предлагал свои услуги. В США электронная музыка пока в загоне и в сложные времена Брайан тащит еду из супермаркетов. А на остров он прилетел с 9-килограммовым чемоданчиком IBM PS/2 — портативным компьютером с 11-дюймовым монохромным монитором (оранжево-черный) и 8 мегабайтами оперативной памяти. На нем была записана вся Ima и часть ESCM. Присутствие нью эйджа — это не мода, а влияние Вангелиса в юности. «Има», вообще, это глубоко личный альбом — как раз то, что сам автор хотел слышать. Все остальные — это слушатели, которым или интересно или они проходят мимо.

IBM PS/2 Model P70 (1989)
12″ публикует историю создания треков из интервью «Миксмагу»

Nocturnal transmision

«Для меня этот трек стал началом чего-то действительно важного. В первый раз было столько техники, столько идей и это было то состояние, когда представляешь трек до самого конца. Звук духовых — это персидская флейта, один из самых красивых на Земле музыкальных инструментов. Исполнитель держит ее меж передних зубов, а при помощи губ и языка регулирует подачу и высоту звука. Выглядит потрясающе. Еще в трек вплетены тибетские пения и семплы песен индийских племен. Я работал над ним в течение лета и был очень вдохновлен стрекотанием цикад на холмах. У меня было страшное наваждение записать их и использовать как перкуссию. А когда подошел к финалу трека, внезапно пришла идея для Loving you more. Так из одного трека получился второй.

Quark

Он был навеян холмами Камрии (северного графства Англии). Все началось с того, что я стал умолять Гая Олдхамса, британского диджея, показать местную природу. Я уже не мог находиться в шумном городе и хотел просто погулять среди лесов, привести мысли в порядок. Но Гай и слышать ничего не хотел. „Никогда“, типа. Потом, правда, он согласился и мы протопали пешим ходом где-то километров тридцать. Он проклинал все на свете, жутко натер ноги, там было сыро, но так красиво. Мы прошли через хребет и спустились к долине с необычайно красивым озером. Я сел и закрыл глаза минут на десять, а потом открыл их тоже на десять минут — смотрел, чтобы просто запомнить этот вид. Гай смеялся надо мной — он говорил, что я похож на тех грустных американцев, которые фотографируют овец. Они, кстати, были на моем сайте.

Tripping the light fantastic

Мы были в студии Planet 4 в Манчестере за день до нашего похода в Камрию. Это аналоговый рай. Я тогда попросил: «Поставьте-ка микрофон, сейчас спою кое-чего» и все понеслось оттуда. Иногда отправной точной бывает какая-то маленькая вещица. Кстати об овцах — их позывные есть на подложке. Так вот про студию, у них там было полно разного аналогового старья и такого, что я не видел никогда. Я был похож на слетевшего дока с мотками кабелей. В итоге записал пятичасовой трек. Там каждый звук изменен до неузнаваемости.

Звукоинженер на меня посмотрел и сказал: „Парень, это твоя стихия, а я в этой куче спагетти-кабелей не шарю абсолютно“. Это наглядная демонстрация, что когда я получаю доступ к экспериментам, моя работа сразу идет в пятидесяти разных направлениях. К сожалению, не все ремиксы, которые я сдавал, были приняты. Там был создан офигительный ремикс на Майка Олдфилда — глубокий как сон, — но они отказали: «Нам не нужны фортепианные партии».

Sasha’s voyage (Embracing the future, Loving you more, Deeper sunshine)

C одной стороны я хотел, чтобы они были отдельно, а с другой — чтобы Саша показал мне свое видение. В этом миксе он сделал больше, чем просто представил каждый трек. Он, несомненно, гений. И в некоторых изданиях есть выбор: послушать отдельно или совершить путешествие. Плеск воды в начале Embracing the future был записан в пещерах Капри, цокот цикад — около дома моей девушки. Quark Саша подгонял под Embrace, чтобы совпало по клавишным. Многие диджеи, когда записывают миксы, приходят в студию и показывают: „Я хочу, чтобы звучало вот так и так, понятно? Ну все, а я пойду наверну чизбургер“. Но не Саша, он очень хотел научиться.

Loving you more я записал в ответ на постоянные упреки, что, мол, у меня настолько очумелые треки, что я настолько туда всего вкладываю, что там, конечно, только слов еще не хватает. Я обернул обстоятельства в свою пользу. Deeper sunshine? Это я сыграл. Но этот звук — на самом деле одна нота древнего японского инструмента. Никогда не забудут тот день, когда запись вышла — мои треки еще не выходили на компактах. Это мой любимый танцевальный трек. Он и Casa de X еще.

Divinity

Самая дорогая для меня запись. Да и задумана она была в очень необычном месте. Я хотел научиться обертону и решил пойти почему-то в лесную пещеру, недалеко от дома родителей. Стул на плече, DAT-кассетник в кармане и гитара в руках. Аппарат положил на стул около входа, а сам потопал к концу пещеры, что был залит водой по щиколотки. Так я пел обертоном и играл на гитаре где-то час или половину. Я ходил с закрытыми глазами, был погружен, а когда посмотрел на вход, то увидел, что он был весь заполнен красивой белой пыльцой, которая танцевала вокруг меня и уносилась в ввысь. Потом записал шум пещеры, покрутил его, чтобы был похож на перкуссию и добавил клавишных — словом, пытался перенести в музыку то возвышенное чувство, что испытал».

Poseidon

«Посейдон» же оказался вдохновлен кассетой друга и издателя BT — на его лейбле Musicnow выходили первые пластинки Брайана, которые потом и попали из США в Британию. Брайан слушал кассету друга, рассекая по ночному шоссе от дома своей девушки, задумав новый трек. Уже у себя, за пять часов до рассвета, нагишом он записывает и сводит финальную версию.

Другие истории