Jean Michel Jarre — Sessions 2000. Как заставить музыканта записать альбом

Георг Палладьев 10.04.2023

Jean Michel Jarre — Sessions 2000. Как заставить музыканта записать альбом

Как и в случае с «Музыкой для супермаркетов», малоизвестный альбом Жарра Sessions 2000 интересен не столько музыкой (Сам автор говорит, что ему на диске нравятся всего пару моментов), сколько историей его появления. А создал его Жарр на 100% из под палки. Для начала небольшой контекст: в 1997 году Жан-Мишель выпускает продолжение своего классического альбома Oxygene и, таким образом, закрывает двадцатилетнюю эпоху классика-электронщика. Отгремев тур в поддержку пластинки с ремиксами от молодых электронщиков, 50-летний Жарр собирается войти в новое тысячелетие как электронщик-экспериментатор. Он вдохновлен возможностями цифровых рабочих станций, которые умещают целую студию под крышкой ноутбука.

Jean Michel Jarre, Joachim Garraud

Для воплощения своих задумок Жан-Мишель привлекает 31-летнего Йоахима Гаро (работал над звуковым оформлением альбома с клубными версиями Oxygene в ‘98-м, диджеил на «Гагарин Пати» в ‘91, а в нулевые выведет Дэвида Гетту на олимп). Йоахим обновляет электронное звучание классика и они вместе в течении полутора лет пишут «Метаморфозы» — настоящий поп-альбом с настоящими песнями, куда привлекается уйма сторонних музыкантов. Жарр называет пластинку «поп-музыкой будущего» и частично ее презентует на грандиозном новогоднем концерте у подножия египетских пирамид.

Сенсации на миллениум не случилось. Несмотря на агрессивное промо, клипы, затратные сотрудничества и модные ремиксы, альбом Metamorphoses себя не окупает, реальные продажи существенно ниже ожидаемых. Все это донельзя обостряет конфликт между Жарром и главой лейбла Френсисом Дрейфусом, который издавал музыку Жан-Мишеля с ’76 года, с альбома Oxygene. В провале пластинки с «поп-музыкой будущего» они обвиняют друг друга целый год. Сев в 2001-м обсуждать планы, Жарр предлагает расторгнуть контракт. Его предложение забивает последний гвоздь в надежду на примирение. «Ты мне должен два альбома еще», — отвечает Дрейфус, видимо, желая перебить малоуспешные «Метаморфозы» чем-то более классическим и громким. Жарр делает квадратные глаза: «Какие два альбома? Вот с Sony Music у меня договор на распространением еще нескольких пластинок, а с тобой ничего». Но Френсис непреклонен. Ситуация с уходом чуть ли не главного артиста, к тому же без компенсации, приводит главу компании в бешенство. Бывшим друзьям больше не о чем говорить — теперь они общаются только через своих юристов. Но и это было только началом. Покинув музыкальный дом, где вышли его самые известные работы, Жарр ввязывается с ним в судебное разбирательство, которое затянется на долгих 10 лет.

Френсис Дрейфус и Жан-Мишель Жарр, конец 90-х

«С уходом из Disques Dreyfus началась черная полоса. Разумеется, я был подавлен. Мы с Френсисом двадцать лет были близкими друзьями. Мы росли вместе. Поэтому незадолго до новогодних праздников, незадолго до конца 2001 года, я положил ему на стол два альбома и сказал „Прощай“. Мой поступок настолько его вывел из себя, что Френсис даже не захотел эти диски выпускать». Дрейфус же объяснял, что выпускать два альбома сразу — дело хлопотное. На подготовку одного релиза уходит помногу месяцев. Источники сообщают, что команду Дрейфуса не впечатлили прощальные опусы Жан-Мишеля; слушали они присланные диски неохотно и сквозь зубы.

Первый диск, Experimental 2001, Дрейфус положил на полку и вот уже больше двадцати лет никто кроме авторов не знает о его содержании и судьбе. Второй же диск, Sessions 2000, давил на увлечение Дрейфуса, который с ‘91 года все больше погружался в джазовую музыку. Жан-Мишель претензий к джазу не имел, а потому с удовольствием представил нам альбом «на отвали», состоящий из шести электронно-джазовых зарисовок, которые он собирал из семпловых библиотек в течении года вместе со своим подельником Франсисом Римбером. Дословно: сидят люди в студии, пишут наброски, а потом, покопавшись в архивах, издают их как пластинку. Собственно, названия треков, типа «1 мая» и «17 декабря», — это даты записи сессий. Через юристов обе стороны договариваются выпустить в свет одни только «Сессии» и таким образом, Жарр выполняет обязательства по контракту и может выходить на свободу. Диск вышел буднично и без лишней рекламы, что не помешало, по словам Жарра, получить звание альбома месяца в Соединенном Королевстве. «Хе-хе», — добавляет Жан-Мишель.