Mr. Oizo — Flat beat. История персонажа и видеоклипа

Георг Палладьев

Mr. Oizo — Flat beat. История персонажа и видеоклипа

Весной ’98 года продажи у компании «Левайс» упали на 13%. Их опережали другие джинсовые марки — «Эвису» и «Дизель». Рекламному агентству от отдела маркетинга ставится задача: выделить компанию на фоне конкурентов. Тут и подворачивается четырехминутный клип M-Seq Квентина Дюпье, где его друг путешествует на старой Хонде в компании оранжевого пушистика, Стефана. Вышли на француза — он в это время выпускал маленькие странные пластиночки на лейбле техно-классика Лорана Гарнье, с которым — тоже ведь удача — познакомился, когда тот покупал у отца Квентина поддержанную тачку. Дюпье снимет для патрона два клипа: про мини-концерт в гараже и про ночной кошмар в уборной. Как раз Гарнье покажет другу из рекламного агентства клипак о квакающем желторотике.

Ушастый Флэт Эрик и 25-летний Дюпье 

Режиссеру дают денег в зубы. Если его клип на себя стоил около трех тысяч долларов США, то здесь он летит в ЭлЭй с чемоданом денег, но с примерно теми же задумками. Только пушистик теперь разъезжает не с патлатым другом, а в компании идеально выглаженного маминого модника. И катаются они на урчащем американском Шевроле, да и самого Стефана прихорашивают: ему рихтуют фигуру, убирают уши и меняют имя — теперь это Флэт Эрик. По легенде рекламщиков, ему на голову упал кусок бекона, что приплющил и без того больное место. Сам Дюпье говорит, что была идея проехаться по Эрику на машине, но не сложилось. А имя осталось.

Для рекламы режиссер пишет сопровождение. Большую часть роликов Эрик только и занят тем, что тащится от ритмов грязного хауса (так его называет Дюпье). В одном таком и звучит «Флэт бит» — простой тумс-тумс с искаженным меандром.
«Флэт бит не был чем-то особенным, — замечает Дюпье. — Он был записан за два часа после обеда и только рекламы „Левайса“, для сцены где Эрик танцует, только и всего. Да и записан был так… не сказать, чтобы сознательно. Но после него стало очень очень трудно — ведь это был мой первый шаг в музыке, а он зашел так далеко».

Клип выходит в 99-м. В год, когда Эрик уже с обложек крутых журналов дает интервью, приходит на тв-шоу и массово расходится на беджах и плакатах (их покупают за двадцатник на черном рынке). Молодая и не очень публика жаждет помацать хотя бы копию Эрика на прилавках. В «Левайсе» пожимают плечами: мы ведь только производим одежду, игрушки это не наш профиль.

Раритетище, 1999
Квентин понимал, что «Флэт бит» разошелся на три миллиона копий из-за рекламы брюк — прошлые ведь записи продавались вообще вяло. «Я никогда не собирался клепать хиты. И поэтому все, что надо было сделать — это записать страшно агрессивный альбом, чтобы смыть весь этот успех в унитаз. Я хотел доказать всем и каждому, что я не просто чувачок, который снимает рекламу с дурацкой музыкой». Flat beat вошел все же в первый альбом, но был закинут в самый его конец и даже не упомянут в треклисте.

Полуавангардный и злой Analog worms attack предвосхитил и появление электро хауса (а от него во все остальное дребезжание, писк и визг в EDM), и определенно повлиял на британский дабстеп с последующим выливанием в бростеп. Строгий бы гражданин сказал: «Да как такую чушь можно музыкой назвать?». Да, Analog worms attack с Моцартом рядом не поставишь. Да и не нужно. Не нужно к этому относиться так серьезно. «Просто я люблю писать тупую музыку», — признается Дюпье. Всех делов. А все началось с того, что начинающему в 18 лет режиссеру Дюпье нужна была музыка в его короткометражках. И зачем брать чужую, платить гонорары? Он написал все сам. И камерный клип на Flat beat снял сам, где нагой, но в кроссовках пушистик в богатом вензелях интерьере звонит корешам и предлагает оценить звучание. Все это обеспечило сверхротации на европейском MTV.

Протестный альбом получился как строго упорядоченная вселенная из случайных звуков. Квентина спросили: «Вы наркоман?» — Нет, говорит Дюпье, просто я был молод. А молодость — самый лучший стимулятор. Тогда его заняли вопросом, как же он пишет свою музычку. «Любой набросок можно сделать за 10 минут — это под силу каждому. Я играюсь с плагинами, пишу всякую дурь не думая, ищу новое, но придать всему завершенный вид — гораааздо сложнее. И здесь нет правил. Нет единого рецепта с чего начинать — я просто всегда стараюсь удивить себя. Иногда записываю какие-то проигрыши, а потом вырезаю лучшие куски и выстраиваю из них трек. Иногда начинаю с семплов, иногда семплирую своим предыдущие треки. Знаете, я перепробовал много чего: аналоговые железо, контроллеры и 5899 плагинов, по понял важное: все эти штуки не запишут музыку за тебя».

Дюпье говорит, что запись Analog worms attack потребовала такой самоотдачи, что после них их трудно было найти силы на что-то другое. «Поэтому я и не делал ничего» — признается он. Это правда. Следующий альбом Уазо выпустит только через шесть лет и под шумок скандала с Гарнье (тот сказал, что невозможно слушать). Но даже выпустив с десяток альбомов, Уазу-Дюпье продолжает заявлять, что он вовсе не (талантливый) музыкант, а только исследователь, который ищет свое и на ощупь, почти как дети.

Другие истории