Nitin Sawney — Beyond skin. История альбома

Георг Палладьев

Nitin Sawney — Beyond skin. История альбома

«Я индиец. А точнее, мои родители из Индии — сам-то я вырос в Англии. Но что значит быть индийцем? Быть принадлежным к земле, людям, к правительству или к себе? В период записи альбома Beyond skin индийское правительство проводило ядерные испытания. Насколько меньше я индиец, если не одобряю их действий? А если я родился и вырос в Британии — насколько меньше я индиец? Только если я не говорю на хинди? А я могу считаться англичанином, если у меня индийское происхождение? Или все решает цвет кожи? А кто решил, что это важно? Видимо, история. Она подсказывает, что мое наследие вышло из государства третьего мира; из земли, которая когда-то была колонией. Но что есть сама история? Как для меня — очередной европоцентричный термин. Я учил в школе историю России, Европы и Америки. А Индия, Пакистан и Африка — страны и континенты, которые хоть и принимали участие в истории, но там не упоминаются. Эти страны покорены, они неполноценны.

Мой альбом — рассказ наоборот, который начинается от наших дней и уходит назад в прошлое к послевоенным временам. Пластинка стартует со слов индийского премьер-министра, который гордо сообщает об испытании трех ядерных бомб в ‘98 году. Премьер, надо сказать, возглавляет партию индийских фундаменталистов. В 1945-м, за два года до того, как Индия обрела независимость, отец атомной бомбы Роберт Оппенгеймер присутствовал на испытаниях своего детища. Впоследствии, опустошенный и со слезами на глазах, он приводил цитату из индуисткой библии: «(Теперь) Я — смерть, разрушитель миров». Оппенгеймер, поняв что он создал, осудил себя. И эта цитата закрывает альбом.

Занятно: изобретатель американской атомной бомбы вспоминает слова из священной книги для индуистов, но что будет делать Индия в ответ? Быть благодарной западным ученым за создание оружия массового поражения? Видимо, так: индийский премьер с радостью рапортует, что у страны есть средство для уничтожения других людей. И если я доживу до своих детей, то про какую из моих родин они будут узнавать? Из британских новостей о последствиях лучевой болезни? Или о ядерной войне Индии с Пакистаном? Просто интересно.

В этом альбоме звучат и голоса моих родителей. Они стараются смотреть в будущее с надеждой, несмотря на то, что британские националисты продолжают подкидывать бомбы с гвоздями в бенгальский район Лондона. В Индии у власти засели фундаменталисты, в Британии — националисты. Первые меня определят по религии, вторые — по цвету кожи. Но я не исповедую никакой религии. Я верю в индуистскую философию. Я пацифист и я британский азиат. Моя история и личность определяются только мной — вне зависимости от политики, национальности, религии и цвета кожи». Нитин Соуни, 1999.

Nitin Sawney