Morcheeba — Big calm. История каждого трека с альбома

Георг Палладьев

Morcheeba — Big calm. История каждого трека с альбома

24 декабря 1995 года братья-основатели группы Morcheeba Пол Годфри и Росс Годфри не нарезали салатов, не шинковали мяса. Вместо хлопотных занятий они, в подпитии, решили записать второй альбом. Тут надо заметить, что пока что даже их первый альбом еще не вышел. Вот они проходят по садовой дорожке в направлении к студии. Вот они включают семплеры и теперь нужен принцип, который ляжет в основу всего альбома. «Давай записывать по песне каждые пяти минут?» — с огоньком подкидывает идею старший брат. В это время второй должен дать по шапке первому — мол, не говори глупостей; но, благодаря выпивке, оба соглашаются на дерзость с пятиминутками.

Вот они нарезают битки, наговаривают сырой текст в диктофон и потом из этого сора получается один из лучших трип-хоп альбомов, который приносит группе огромный успех. Все-таки, иногда стоит соглашаться на безумные идеи?

Пол Голдфри — автор музыки и текстов в группе: «Одно из ярчайших воспоминаний того времени — это всеохватывающая паника. Мы постоянно переживали и стрессовали. Мы сидели в ожидании выпуска нашего первого альбома Who can you trust. Мы очень хотели подписаться на лейбл. Усердно работали над первой пластинкой. Очень хотели, чтобы все получилось. Но когда альбом был готов и отдан на выпуск, мы стали паниковать: что будет дальше? какие плоды нам этот альбом принесет?

Из подвешенного состояния и появился второй альбом Big calm, хотя никаким спокойствием и отдыхом в тот период и не пахло. Согласитесь, записать на этом фоне альбом с медленной музыкой — было бы очень странным. Мне кажется, у нас получилось только из-за того, мы постоянно просыпались с диким похмельем».
Группа «Морчиба»: Росс Голдфри, Скай Эдвардс, Пол Голдфри. Фото 97 года.

The Sea

Была записана за пять минут в рождественский вечер. Мы начали с ударных, а как вернулись с пивной — добавили и гитару. Мы зависали в пивных каждый вечер. А потом, когда пришли на веселе в студию, Росс записал гитарную партию для песни с одного дубля. Потом мы перекинули звук на микшерную панель через квакающую педаль и свели звук так, чтобы он получился максимально мягким.

Аранжировку струнных для нас сделал Стив Бентли-Клейн. Мы познакомились с ним на одной из вечеринок, где я диджеил, а он управлял струнным квартетом. Я тогда ничего не понимал в аранжировке струнных и просто его попросил: «Стив, сможешь записать для нас немного музыки?». Скай Эдвардс — наша вокалистка — придумала мелодию и спела с чувством блаженного покоя. Так сложилась The Sea — визитная карточка группы.

Shoulder holster

Такая этническая тема с налетом Джорджа Харрисона, когда он увлекся индийской культурой и приобщил к ней всех битлов. Было у них пару совмещений рока и восточных инструментов. На самом деле, нам не очень-то хотелось эту включать это песню в альбом — мы никак не могли выжать из нее необходимое, но и переделывать ее тоже устали. Тем не менее, Shoulder holster людям очень понравилась; но не нам.

Этот трек один самых танцевальных и, я бы сказал, позитивных на альбоме. Мы понимали, что с ним будет легко зайти на радио, только и всего. Мы так же понимали, готовя первый альбом, что группа Morcheeba на пороге мирового турне. И поэтому мы решили собрать второй альбом еще до того, как выйдет первый. Так что нас потом никто не парил на тему «Ребят, давайте быстренько запишем продолжение». Пластинка Big calm создавалась с расчетом подольше отдохнуть.

Part of the process

Песня, которая просто легко получилась. Мы носились тогда с кантри звучанием и записали ее очень быстро — там же играет постоянно один и тот же мотив на протяжении всей песни. Из оборудования: портативный аналоговый синтезатор EMS Synthi и Росс, который играет на гитаре — так песня и сложилась.

Альбом Big calm — это картина, в которой хип-хоп биты соседствуют с приглашенными музыкантами. Это не так-то легко сделать, ведь я до этого только семплировал великие старые пластинки, которые записали великие мастера. Нужно уметь найти баланс между мира, но это как раз то, о чем я мечтал многие годы — совместить чистую музыку с электронной. Работа с сессионными музыкантами должна быть удобной и приятной, мы должны быть на одной волне со всеми. С этим было сложнее всего, потому что в середине 90-х мы тогда сорви-головами.

Из разворотов альбома

Blindfold

Blindfold была записана для фильма Ника Кассаветиса «Она прекрасна», то есть уже после того, как вышел первый альбом. Мы взяли заказ, написали песню, но именно записать ее исполнение никак не успевали — мы постоянно колесили по выступлениям в поддержку дебютной пластинки «Морчибы». Короче, фильм вышел без нас и песня в саундтрек не вошла. Зато вошла в альбом.

Трек начался с гитарного рифа — его исполнил Росс. Потом мы решили добавить к сырым хип-хоп битам струнных для мелодии. Со струнными всегда беда, ребята. Скрипачи никогда не попадают точно в ритм — они всегда идут впереди него. Поэтому пришлось резать их партии на куски и подгонять точно под ритм, чтобы сохранялся нужный кач.

Let me see

Получилась из одной закольцовки, которая постоянно крутилась в нашем семплере Akai S950. И когда к ней подключился джазовый клавишник Дом Пипкин — все сложилось. Забавно, как мы с ним познакомились. В составе группы Morcheeba, мы не принадлежали ни к одной музыкальной тусовке — мы жили обособленно и зависали в пивных. К нам попасть было просто: ты говоришь друзьям, чтобы они пошуршали по своим друзьям, знают ли те кого-то из музыкантов. И если таковой находился — мы ему сразу давали работу. Вот такая у нас тогда была процедура прослушивания :-)

Партию флейты здесь исполняет Джимми Хастингс — в 60-е годы он играл в группах, которые заложили основы психоделического и прогрессив рока — Soft Machine и Caravan. Я выцепил Джимми еще по давней работе в одной из кентерберийских студий — в кладезе талантливейших музыкантов. Это было еще до Лондона, до образования «Морчибы».

Bullet proof

Еще один хороший биток и первая вещица без слов на альбоме. Я и Росс оба фанатели от мощных психоделических инструменталок — поэтому у нас даже не было вопросов: включать эту тему в альбом среди остальных песен или нет.

Я человек, который отвечает за ритм. И я могу очень долго возиться с ударной партией, пока она не обретет нужный окрас, который мы задумали для трека. Когда есть правильный ритм — все остальное сложится без проблем. Как и любой другой человек, увлеченный хип-хоп сбивками, я начинаю их искать у отцов фанка — группы Meters и Джеймса Брауна. Потом разбавляю звуками из 60-х: спокойным и психоделическим звучанием.

Из разворотов альбома

Over and Over

Была очень быстро записана в то же самое Рождество, что и The sea. Мы с Россом жили в небольшой комнатке недалеко от студии, где записывали музыку. Боже, ну и район. Постоянный вой сирен пожарных и полицейских машин. Даже ночью. Какой тут сон? Вот об этом как раз и песня: ты сходишь с ума, закрытый в комнатушке, которую делишь с собственным братом.

Вокал потрясающ — я не знаю, как Скай Эдвардс умудряется так хорошо петь. Она ничего не говорит, но в ней таится волшебство. Она и сейчас великолепно поет. В те времена мы использовали микрофон AKG C3000 с капелькой эквализации. Однажды к нам в студию заглянул Джордж Майкл с вопросом: «Как вы добились такой чистоты голоса?». Нам указали только на наш дешевенький микрофончик в углу студии. Просто сам голос у нашей Скай звучал чисто, а микрофон это только и передал.

Friction

Ну вот мы и дошли до белого регги :-) В ’95 году в черном районе Лондона — Брикстоне — снова начались волнения, а мы жили рядом — в Клэпхене, и часто слышали песнопения под Боба Марли. Труба и тромбон, которые тут звучат, дело рук наших знакомых ребят из движения Zion Train. Еще из приглашенных музыкантов — Spikey T, который зачитывает на креольском какую-то свою телегу. По правде говоря, я ничего из нее не понял, но звучит она очень хорошо.

Diggin’ a watery grave

Мы ее любовно называем «Росс наедине с гитарой». Предполагалось, что это будет чисто его трек, но даже его мы проработали вдвоем. Все потому, что это я работал всю жизнь в студиях, знаю их матчасть, записывал хип-хоп, а Росс всегда бренчал свой блюз, старый рок и партейки Джимми Хендрикса. Эта полутораминутная тема напоминает нам немного музыку к фильму «Представление», где снимался молодой Мик Джаггер.

Из разворотов альбома

Fear and love

Изначально она задумывалась чисто акустической вещицей, к которой мы приложили немного ударных и добавили живого оркестра. Очень простая песня, которая тронула почему-то на вид очень бронестойких людей. В самом деле — не раз ребята, похожие на вышибал в клубах, узнавали меня на улицах и признавались, насколько Fear and love пробирала их до слез.

А нам было-то сколько... Мне 22, а Россу еще не исполнилось и восемнадцати. Но честолюбия и высокомерия нам было не занимать в те юные годы. Вот почему нам хотелось показать свою претенциозность — подключить к записи альбому оркестр, например. Люди бы шептались: «Не слишком ли пафосно?». Но иногда такие недобрые качества способны творить чудеса.

Big calm

Зачитывает Джейсон Фарлоу из нашей любимой рэп-команды того времени — New Kingdom. Они были страшно недооценены и не поняты, но они были офигенными. В этом треке только семплеры и реверб машина Роланда Space Echo. Мы взяли фрагмент с гитарами и ударными и пустили их задом-наперед в эхо-машине, чтобы получить на выходе классный шум. Я обожаю этот трек, он получился на редкость идеальным — при том, что мы располагали небогатым в то время оборудованием, качает Big calm просто невероятно. Вот почему альбом назван в его — потому что мы получили непередаваемое удовольствие от создания.

На скретчах — прямиком из Штатов диджей-чемпион Swamp. Мы с ним встретились на студии британского музыканта Джулса Холланда и пригласили к себе на запись как только он будет в наших краях. Что интересно, скретчи для трека Swamp сделал сидя — ему так было удобней и проще. Таким же получился и сам альбом.

Другие истории