Вейпорвейв и его краткая история / Vaporwave: a brief history

Георг Палладьев / 18.02.2019

Вейпорвейв и его краткая история / Vaporwave: a brief history

Ознакомительное видео про вейпорвейв. Очень бы хотелось очароваться, но в основном, весь революционный вейп — это или эмбиент, или нью эйдж, или подпорченный лаунж и даунбит, а техникой лоу-фая никого не удивить — она существует еще с тех времен, когда появились первые доступные мафоны на магнитных лентах, то есть с 60-х годов точно. Вейпорвейв направлен на юнцов, которые считают, что музыка появилась с их рождением. То есть нулевые еще туда-сюда, а девяностые, восьмидесятые и еще дальше — к шестидесятым и авангарду — вообще мрак. Об этой музыке они узнают от современных продюсеров, пусть и в искаженном виде. Но важно понимать: вейпорвейв это не музыка, это э с т е т и к а.

Вейпор окутан туманом антикапитализма — в статьях о нем выстраивают такие теории, что мастер словосложения о техно, Деррик Мэй, позавидовал бы таким отмазкам замедлять чужие треки; особенно учитывая, что в движении со дня номер ноль ничего не было всерьез. Простые цифры про капитализм: кассета Лопатина, с которой начался вейп, толкали на дискогсе за 600 евро; кассета «Флорал шопа» с бонусом, который больше не найти нигде, продавалась там в среднем за 700 евро; одна кассета Atmosphere 1 из двадцати изданных — за 200 евро; кассета Hologram plaza, на одной стороне которой умещается весь получасовой альбом, — 130 евро; трэповый винил Blank Banshee — минимум 200 евро. Раритеты из ничего; из пара и пыли, чужие записи под фильтрами. Уходят ли такие суммы вейп-музыкантам за альбом? Нет. Их получают жадные капиталисты, которые на волне хайпа перепродают записи с наценкой в 5000%.

Перевод: Иван Чаплинский, Георг Палладьев. Озвучка: Георг Палладьев